Не всегда трагедии нации ограничены пределами ее территории. Вот, например, Катынь, небольшой поселок под российским Смоленском, стала немым свидетелем преступлений Сталина, направленных против всех поляков.

Сегодня достоверно известно, что в 1939 году будущее Речи Посполитой во многом определялось сговором между диктаторами А.Гитлером и И.Сталиным. Навязчивой идеей фюрера был захват Польши. Но отказ Варшавы в 1938 и 1939 году отправиться в совместный поход с гитлеровцами против СССР и отклонение ультимативных требований о предоставлении территорий для строительства авто- и железнодорожных магистралей привели к тому, что Гитлером была принята директива о проведении операции «Вейс», которая означала захват территории Польши. Акция была первым шагом к войне с Англией и Францией. Фюрер посчитал, что Польша не сможет принять поддержку России, так как, ей это грозило экспансией коммунизма внутрь страны.

Сталина не оставляла мысль разжечь огонь коммунистической революции в других государствах. В беседе с послом Германии Ф. Шуленбургом и наркомом иностранных дел В.М. Молотовым, последний не только не отверг предложения о советско-германском урегулировании, но и высказал стремление к политическому диалогу между странами. Надо отметить, речь шла не об экономических отношениях. 1 августа Берлин получил сообщение об одобрительном отношении Москвы к соглашению, которое бы разграничило интересы сторон на территории от Черного до Балтийского морей.

Имеется запись разговора Гитлера с итальянским министром внутренних дел Г. Чиано. Вождь Германии информировал Муссолини о нападении на Польшу. Но Италия опасалась начала мировой войны. Тогда Гитлер уверил, что это будет весьма скоротечная операция, которая не затронет интересы других держав. Во время беседы была разыграна сцена, во время которой Гитлера вызвали из зала переговоров, а вернулся он якобы с телеграммой из Москвы, в которой было отмечено одобрение его планов и заверения о том, что СССР препятствовать разрешению конфликта между странами не станет. 12 августа шли переговоры между Союзом, Британией и Францией.

Ночь 23-24 августа стала датой подписания (в присутствии Сталина) Молотовым и Риббентропом Договора о ненападении. Обычно в таких договорах, если одна из сторон может стать объектом нападения третьего государства, поддержание нейтралитета является обязательным. При составлении этого пакта, нейтралитет должен был сохраняться даже в том случае, если один из подписавших сам выступал в роли захватчика. По договору запрещалось помогать жертве нападения и любому, вступившемуся за нее, государству. Таким образом, документ призывал не к сохранению нейтралитета, а скорее, к пособничеству агрессору. Сотрудничеству служил и протокол, разграничиваюший интересы Германии и Союза в Восточной Европе. Участницы договора заранее разделили области Прибалтийских регионов и Польши между собой. Оставалось уточнить, насколько было необходимо в обоюдных интересах оставлять Польшу независимым государством, и какими необходимо оставить ее границы. После того, как пакт был подписан, Сталин дал Риббентропу гарантию того, что ни за что не предаст партнера по договору.

1 сентября 1939 года немецкие войска атаковали Польшу, правительства Британии и Франции объявили Гитлеру войну. 8 сентября Риббентроп известил Сталина о том, что разгром польских войск будет быстрым, в его результате остатки войск займут земли, входящие в зоны интересов Германии, если их вытеснить, они переберутся на территории, «предназначенные» России. Необходимо было уточнить, готов ли Союз ввести на эти территории свои войска? Ответ был утвердительным, но было отмечено, что подходящее время пока не наступило, но все же Политбюро ЦК ВКП (б) дополнительно снабдило РККА 76-ю стрелковыми дивизиями и довело количество воюющих до 173 тыс. человек. По этому случаю красноармейцам даже увеличили на месяц срок службы. Было увеличено количество автотранспорта, лошадей и тракторов для нужд армии, и сокращены на треть железнодорожные пассажирские перевозки. Партия приказала обеспечить все военные части питанием, медикаментами и горючим, а комитет обороны улучшил снабжение боеприпасами, вооружением и транспортом. Таким образом, все мероприятия по подготовке к «освободительному походу» на запад Украины и Белоруссии были проведены, а 6 сентября в Москве была утверждена военная операция. Нарком Л. Берия направил А.А. Жданову записку, в которой перечислялись самые разные сведения о Польше, а также, что ее конституция не предоставляет ничего в плане социального обеспечения, гарантирует президенту чрезмерные функции и права, не охраняет материнство и младенчество, не гарантирует охрану труда, не запрещает эксплуатацию малолетних и проч., а польская статистика занижает число национальных меньшинств. Перечислялись в документе и все партии страны, при этом они позиционировались, как «фашистские», а контрреволюционные идеи характеризовались достаточно сильными из-за того, что в правительстве засели троцкисты. Таким образом, главными целями НКВД стало выявление всех членов партии и их уничтожение.

Сталин вызвал в Москву Г. Димитрова и «пояснил», что война идет против «фашистского» государства и его уничтожение – борьба с фашизмом. Коммунистический интернационал запретил полякам-коммунистам вступать в ряды защитников в борьбе с фашизмом. Военные действия большевистской армии на польской территории стали причиной того, что польская армия была уничтожена в течение двух недель. В ходе войны на захваченных во время военных действий территориях устанавливался режим террора, насилия и массовых депортаций. Красная армия захватила более 500 тысяч польских военнопленных, которых передала органам НКВД. Поскольку обеспечить их всем необходимым советское правительство было не в состоянии, было принято решение отпустить унтер-офицеров и рядовых, уроженцев отошедших к СССР земель, по домам, а в октябре передать Германии эти же категории военнослужащих из центральных районов Польши. Однако 25 тыс. служащих были задержаны для строительства дорог и работы на шахтах Кривбасса и Донбасса, 130 тыс. польских офицеров разместили в лагеря. В числе арестованных находились даже будущие президент Польши Войцех Ярузельский и премьер-министр Израиля Менахем Бегин.

10 февраля произошла первая депортация мирного населения Польши в Архангельскую область и Красноярский край. Людей перевозили в вагонах для скота, при мизерном питании, в 30-градусный мороз. По прибытии на место им не предоставили жилье и продовольствие, что повлекло за собой массовую смертность.

2-3 марта Л. Берии предоставили сведения обо всех польских пленных офицерах, а 5 марта было направлено письмо НКВД, предлагающее расстрелять всех без суда и следствия. Все пленники характеризовались как самые яростные враги советской власти. В тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) подтвердило решение о необходимости их расстрела. Как подтверждают документы, в Катыни (под Смоленском), Осташкове (под Тверью), Старобельске (Луганская область) было расстреляно 22 тысячи поляков. С 7 марта была начата подготовка к депортации жен и детей польских пленных. Если жен и детей у них не было, предлагалось отправлять в ссылку родителей, а также братьев и сестер.

В результате польские земли поделили Германия и СССР. Ее восточные территории, прилегающие к Западному Бугу и Сану, присоединили к Украинской и Белорусской республикам. Границы Восточной Пруссии передвинули к Варшаве, а территории достались Германии. Гитлер издал декрет, по которому Силезское, Поморское, Познаньское, Лодзинское воеводства, а также части Келецкого и Варшавского воеводств были присоединены к Германии. Оставшиеся части Польши перешли под управление Германии, в качестве «генерал-губернаторства Германской империи», столицей Польши был объявлен Краков.