Утром 10 апреля 2010 года недалеко от смоленского аэродрома потерпел крушение Ту-154, на борту которого находилось практически все руководство Польши, в том числе президент РП Лех Качиньский. При этом погибло 96 человек – 8 членов экипажа и 88 пассажиров. Правительственная делегация направлялась в Катынь на поминальные торжества, посвященные 70-летию расстрела офицеров польской армии (прим. сотрудниками НКВД в начале апреля - конце мая 1940 года). Эта трагедия, вызвавшая шок в польском обществе, стала крупнейшей авиакатастрофой по числу погибших высокопоставленных лиц.

Сразу после происшествия были созданы несколько комиссий, перед которыми поставили задачу выяснения причин случившегося. На сегодняшний день достоверно установлено, что к трагедии привело случайное совпадение нескольких факторов.

Крушение произошло в сложнейших условиях тумана непосредственно в момент посадки на аэродром. Борт номер 1 польских ВВС многократно получал сообщения о неготовности наземных служб к приему самолета из-за сложных погодных условий на небольшом аэродроме «Смоленск-Северный». Об этом командира лайнера информировали белорусский диспетчер, затем смоленский, а позже экипаж на полтора часа ранее приземлившегося в Смоленске Як-40 польских ВВС. В обнародованной записи речевых самописцев , сделанной за несколько минут до падения, отчетливо слышно, что экипажу самолета Качиньского с земли советовали уйти на запасной аэродром. В нарушение международной инструкции, радиообщение между диспетчером и экипажем велось преимущественно на русском языке, хотя польские летчики испытывали затруднения с некоторыми русскими словами и числительными. Иногда на записи слышен ломанный английский, на котором и должны полностью вестись такие переговоры.

В кабине, нарушив правила, во время полета находился пассажир, предположительно руководитель диппротокола МИД РП Мариуш Казана, который настаивал на рискованной посадке. Аргументом служили слова: «Он взбесится», сказанные о Качинском. Кроме того, возглавлявший польские ВВС Анджей Бласик , который был слегка нетрезв во время полета, тоже отдавал распоряжения, принуждая экипаж к выполнению посадки в условиях недостаточной видимости. Психологическое давление могло повлиять на принятие неверного решения командиром польского воздушного судна.

Снижение самолета до критической высоты проходило с включенным автопилотом, хотя аэропорт не был оборудован необходимыми наземными системами для автопосадки. При этом экипаж игнорировал неоднократные предупреждения автоматической системы «PULL UP» и «TERRAIN AHEAD» о необходимости экстренного набора высоты. Экипаж осознал, что не сможет посадить самолет, и принял решение уходить на еще один круг, но было поздно. Самолету для набора высоты не хватило всего 5 секунд. В 10.56 лайнер зацепил своим крылом березу, развалился на части и загорелся.

Возможно, свою роль в трагедии сыграл недостаточный уровень подготовки польских летчиков. Командир корабля Аркадиуш Протасюк налетал на ТУ-154 чуть более 500 часов, второй пилот в три раза меньше, а штурман – не более 30.

За час до авиакатастрофы к посадке на смоленский аэродром готовился российский ИЛ 76, в котором летели работники ФСБ. Пилоты смогли реально оценить погодные условия и после 2-х безуспешных попыток приземлиться совершили посадку на запасной аэродром. Но для польской делегации п осадка на любой из запасных аэродромов означала неизбежное опоздание на поминальные мероприятия в Катыни, на которых был запланирован прямой эфир. Поэтому даже небольшая задержка не входила в планы высокопоставленных чиновников.

Члены польской и российской комиссий отмечают высочайший уровень взаимопонимания и сотрудничества специалистов, работавших над исследованием событий. В середине января 2011 г. авторитетный Межгосударственный авиационный комитет подготовил доклад, в котором были указаны причины катастрофы. Публикация подготовленного подробного отчета МАКа вызвала необычайно бурную реакцию в польском обществе. Уже через полгода польские эксперты обнародовали свои результаты расследования, где в числе прочего одним из виновников трагедии был назван российский авиадиспетчер, дававший неправильные указания пилотам.

Не смотря на то, что МАК главной официальной причиной произошедшего назвал ошибку пилотов, некоторые поляки, в том числе брат погибшего главы Польской республики Ярослав Качиньский, продолжают обвинять Россию в трагическом событии и якобы запланированном убийстве Леха Качиньского . В Польше основной причиной авиакрушения многие считают ошибку наземного персонала смоленского аэродрома. Утверждают, что российские диспетчеры неправильно направляли самолет на посадку вместо того, чтобы из-за тумана «закрыть» посадочную полосу.

В польских СМИ до сих пор обсуждается возможность взрыва на борту самолета. В газете Rzeczpospolita от 30.10.12 г. появилась информация о якобы найденных следах тротила на обломках лайнера. В статье обращалось внимание на слишком большие разрушения корпуса авиалайнера и мелкую фрагментацию тел пассажиров, не характерную для травм, полученных от удара о землю. Только после вмешательства польской прокуратуры было опубликовано опровержение. На польских интернет-форумах и сейчас обсуждают возможность того, что Качиньского «убрали» из-за антироссийской политики.

Депутат Антони Мацеревич, возглавивший независимую польскую комиссию по расследованию обстоятельств авиакатастрофы, задавал вопрос: «Почему три дня назад в Смоленске приземлялись Владимир Путин и премьер-министр Республики Польша Дональд Туск, и тогда аэродром был оснащен необходимым оборудованием , а 10 апреля его вдруг не оказалось?». В Польше объясняют такое «пренебрежительное» отношение к визиту Качиньского его натянутыми отношениями с Путиным. Польской стороне кажется не случайным разделение визитов в Катынь премьера Туска и президента Качиньского. Нужно отметить, что Владимир Путин, в тот момент занимавший пост премьер-министра, действовал по протоколу, когда позвонил польскому коллеге и пригласил именно его на мероприятия в Катынь. Качинского на торжество не позвали, и он отправился в Россию чуть позже. Конечно, садиться на запасной аэродром в Москве даже из-за плохой погоды в его планы не входило.

Хорошо сохранившиеся бортовые самописцы помогли восстановить картину катастрофы. После столкновения с землей самолет распался на 4 фрагмента, не долетев до посадочной полосы всего сотню метров. Тела пилотов и президента Качиньского, сидевшего рядом с кабиной самолета, опознали сразу. Марию Качинскую узнали по кольцу на пальце. Для установления личности находивших в хвосте самолета потребовалась экспертиза ДНК.

К сожалению, на месте падения авиалайнера не обошлось без мародерства. Солдаты, участвовавшие в ликвидационных работах, присвоили кредитные карточки Анджея Пшевозника и сняли с них деньги. Мародеров судили, а родственникам погибшего возместили ущерб. Польская прокуратура выяснила, что с телефона Качиньского уже после катастрофы было сделано несколько звонков, но вещественные доказательства и объяснения этому факту не были предоставлены.

У катастрофы редко бывает только одна причина. Поэтому не стоит односторонне подходить к выявлению виноватых. Многие поляки с благодарностью приняли сочувствие и сопереживание россиян. П о словам бывшего министра МИД РП Адама Ротфельда, которые приводит «Газета Виборча», парадокс ситуации в том, что авиакатастрофа под Смоленском может позитивно повлиять на польско-российские отношения. Но окончательная точка в расследовании причин трагедии еще не поставлена.